Мысли о разных видах пеленания

Автор статьи — доула Наталья Томилина

 

Послеродовое пеленание — это одно из моих самых-самых действ. Я стремлюсь к тому, чтобы максимально выяснить запрос женщины и выбрать из своего внутреннего хранилища знаний именно те, которые подойдут данной женщине.

Акцент у пеленания может стоять: на восстановление тела, особенно после непервых родов, когда в теле уже накоплена «материнская усталость», когда хочется, чтобы прям ух как раскатали как тесто и собрали и выпекли тело как новенькое! Это особенно приятно и нравится женщинам-мамам, земным, простым, устойчивым, у которых тело такое полное, ладное, которые прям тают от удовольствия, когда их живот начинают «работать». Я сама такая по структуре Им я буду делать массаж, остеопатические техники, проминать, лимфодренаж, собирать, выглаживать, греть или парить в бане. Конечно, мы и поговорим, и психологически роды закроем, но как правило у таких женщин главная потребность — быть промятыми и потом собранными как матрёшка (по выражению Юли Шелепиной)

Акцент может быть на восстановлении как физическом, так и эмоциональном, мамы обычно первого ребенка (хотя мамы вторых-последующих детей тоже такими бывают) после ее родов, когда к телу нужно мягко, не мешая ему самому проходить ритмы восстановления, без сильных техник массажных, но с нежностью. Часто эти мамы такие девушки ещё, стройные, тонкие-звонкие, тело стройное, свежее, кожа упругая, усталость не накоплена. бывает акцент на получении удовольствия и чествовании женщины после родов. Даша Уткина назвала такое пеленание «гедонистическим» Это sacred postpartum, это живые цветы, венок в волосах, зажженные свечи, мешочки с травами, красивые ткани, ложе, ванна с живыми цветами, фотографии, любование, наслаждение, удовольствие.

Бывает акцент на чувствах, это когда роды (любые по счёту) были трудными, иногда не обязательно по событиям, но по внутреннему ощущению, а иногда и по событиям — шоковой травмой, психологической, телесной. Тогда будет много психотерапевтической, расстановочной, ресурсной работы, помогающей принять и интегрировать опыт, это по термину Марьяны Олейник и есть «закрывание родов» не как авторский метод (тут у всех могут быть разные методы, как это сделать), а как само понятие процесса и результата. Закрывание родов стало уже именем нарицательным. часто бывает, что женщина сама и не осознает, что у нее была травма от родов, но это видно уже на этапе переписки, прояснения запроса. В этом случае, я буду еще более бережна, иду в процесс психотерапии эмоциональной и телесно-ориентированной ровно настолько, насколько ощущается готовность при встрече, никогда не ставлю диагнозов, но всегда даю много ресурса.

Еще в моих пеленаниях много символики, ритуальности, это помогает душе переварить такой огромный и важный опыт как роды. Изучая нашу славянскую традицию, а также латино-американскую (Мексика, Перу), немного китайскую, немного индонезийскую, я нахожу всё новые грани, от чего картина становится более целостной.

Бывает еще, что женщина просит запеленать ее не после родов, а после какого-то важного трансформировавшего ее процесса, связанного с потерей: после смерти ребенка (выкидыш, замершая беременность, аборт, смерть ребенка в родах или после них), потеря близкого члена семьи (родителей, супруга, бабушек-дедушек, друзей), развод (даже если женщина сама подала на развод — это все равно большая утрата, после которой запускается цикл горя), измена партнера, переезд, смена работы, тяжелая болезнь (как собственная, так и члена семьи), предательство близкого… Алина Гламоздинова назвала такие пеленания — церемонией возрождения души. Красиво.

У меня нет своего названия (пока?). Могу сказать, что это очень эффективная глубинная краткосрочная психотерапия, которая позволяет не застрять в какой-то стадии горя, которая помогает завершить гештальт, совершить внутреннюю перестройку, присвоить полученный опыт без попыток его забыть, подавить или вытеснить из сознания, почувствовать себя обновлённым человеком. В каждой травме, даже самой тяжелой, связанной с насилием и близостью к смерти, заложены семена роста, заложено вырастание «новой меня». Ничего не напоминает? Роды. Метафора родов приложима к любому такому процессу. Да, схватки очень болезненные, на пике мне кажется, что я умираю, заканчиваюсь, идущий на выход ребенок будто разрывает меня изнутри (такое может быть ощущение), но вот он родился и я ощущаю смысл в прожитой боли. Вся она была ради этого, ради новой жизни. Травма — это процесс рождения новой меня. Когда я проживу ее, я почувствую, что то новорожденное, теплое и самое любимое существо, которое я держу на руках и плачу от счастья — это я сама, моя красивая душа.

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Pin on PinterestEmail this to someone